(no subject)

В утреннем сюжете Евроньюс ситуацию с Навальным комментирует интеллигентный мужчина в очках. За спиной у него книжный шкаф, и на корешках нескольких книг крупно латиницей выведены их названия - "VORY".

Интересно, думаю.

А потом дают титры. Интеллигентный мужчина в очках, оказывается, Марк Галеотти. Политолог, автор книг об организованной преступности в России и, по совместительству, недавней прорывной (на самом деле, конечно, нет) для англоязычной историографии книги о Куликовской битве.

Оно и понятно. Специалист он во всем специалист (на самом деле, конечно, нет).

(no subject)

Топить оружие и доспех, оказывается, старая традиция. А Холмский под Коростынью, поди, и не знал. Думал, импровизирует.:)

Любопытное от Сергея Полехова:

"1408 год, осень, распутица, Александр Витовт целовал крест к зятю Василию и ускакал к себе в Литву, а его войска тянутся через половину Восточной Европы. "Sed in reditu pre nimia longitudine vie defecerunt eis equi. Et quia arma portare per se non poterant, alii projecerunt arma ad aquas sumbergendo, alii comburendo, alii sub terram fodiendo" (SRP, III, p. 291; то есть когда кони пали, то избавились от оружия, как могли - кто утопил, кто сжёг, кто закопал). Интересно, есть ли у этого известия, так сказать, археологические перспективы."

(no subject)

"[...] существует другая опасность некритического восприятия терминов историко-культурной антропологии, "гендерных" и других studies, органично существующих в европейской и американской историографической традиции, но механически переносимых в отечественную историографию. Переключение внимания исследователей с изучения государственных и общественных процессов на повседневность и частную жизнь в истории действительно остается насущным требованием исторической науки. Однако наполнение языка гуманитариев "дискурсами" и "практиками" иногда создает впечатление намеренного ухода в новую "латынь" для обоснования своей "правильной" науки и отделения ее от "непосвященных", не желающих пользоваться модной речью."

Козляков В.Н. Московское царство

(no subject)

Почнем же, братие, повесть сию отъ стараго Владимера до нынешнего Игоря, иже истягну умь крепостию своею и поостри сердца своего мужествомъ, наплънився ратнаго духа, наведе своя храбрыя плъкы на землю Половецькую за землю Руськую...